Я это именно тот, кто, когда-то жил здесь раньше

Да, сейчас вы ничего не осознали, а я вам говорю, что я здесь всегда был, но только не так, как вы это поняли, а так, как это решил я. А еще, я очень хочу, также трениться, как я это делал уже совсем давно. А также, я это скоро начну делать, но я вам об этом не скажу. А еще, я хотел позвать к себе на треньки того, который посмеялся надо мной, а сейчас так жалеет, что слил мое письмо всем тем, кто его очень просили об этом, когда он был у них в ванне, а она делала ему больно. Да, я понял все, а вот тот, кто это пишет, нет. Потому что он получил мое послание, когда сидел в сортире, а я его так рассмешил, что он стал пересылать его всем тем, кто меня знал. А потом, они ему стали отвечать, что так делать было не надо, потому что он узнает об этом, и больше не захочет с тобой встретиться, как он писал тебе про это. А еще, он уже сам не понимает, зачем он это проделал, а сам так смеется над этим, а потом погружается в раздумья, и ему опять становиться не очень приятно. Потому что она ему сразу сказала, что он сказал то, что они все уже давно знают, а также, он никогда больше с тобой ничего не будет делать, как он это написал в твоем послании, говоря, что, когда он поправиться, то будет заниматься самыми невероятными делами, а сам очень хотел, чтобы ты осознал это, а ты даже не принял это во внимание, а сейчас перечитываешь это еще раз, а сам так хочешь ответить ему, но уже понимаешь, что он больше не будет с тобой общаться. А еще, он так ржет сейчас, потому что понял, что я буду делать, но он опять понял не так, как это имел ввиду я, а он думал, что я буду заниматься тем-же, что я предлагал ему в начале нульки, а это сет.марк., но он уже понял, что это не то, а сейчас я скажу это ему, да, я уже показал ему, про, что я имел ввиду, а он так смеется, а сам так хочет, ездить на гелике по разным предприятиям и брать с них наши проценты, которые они задолжали мне и тому, кто со мной будет ездить, потому что я буду давать ему половину от того, что буду брать, но я так не стану делать, а буду платить ему хорошую зарплату, а он думал, что я буду отдавать ему ровно половину их, а я так-бы никогда не стал делать, потому что, если он почувствует вкус их, то потом убежит от меня, как это сделал С.Ф., а также ты — Тер., когда я тебе их давал, а ты потом переставал мне помогать, хотя уверял, что никогда меня не оставит. А я больше никому их давать не буду, кроме той, о которой я сейчас подумал, а это о моей тетке, которая всегда хорошо относилась ко мне, а также всегда их мне приносила. А еще, я ей скажу, чтобы она не давала их не этому очкастому тюленю и своему сыночку, как она его называла, а он всегда огрызался с этого, и уж тем-более не той, которая столько получила их от того, кто это делает, а потом продала их в один из местных своих издательств, а, когда узнала, что я обо всем узнал, то сразу захотела отдать их мне, а он, тот, которого я только что увидел, а это этот очкастый пидр, так ей сказал, что она сразу не стала этого делать. Да, она их отдала все ему, потому что он постоянно просил их у нее, а сам сейчас так смотрит на них, а понять не может, почему ему так плохо на душе, а сейчас он это понял, но сам никогда мне их не отдаст насовсем. Да, она обо всем призналась своей — ма, а та сказала, чтобы она отдала их все мне, а потом про это услышал, этот пидр в очках, и стал кричать так на нее, что она сказала, что все их отдаст ему, а он ее больше не будет потыкать, что она ему их не дает, а он всегда о ней заботился. А, когда она их ему прислала, то сразу поняла, что этого делать было нельзя, потому что тот, кто это пишет, больше никогда ей не поможет, а так, он бы все для нее делал, и дом ей купил, и несколько авто, а также у нее всегда были они на ее счету. Да, она будет ей помогать, но не так, как ей помогал бы тот, кто ее всегда знал, а также думал о том, что она уже знала, но обо этом я вам не поведую. А еще, это очкастый, сейчас понял, что я знаю про то, что она отдала ему их все, а те, что остались у нее их взял тот, который живет с ней, а сам ей никогда их не давал, а, когда она просила их у него, то он говорил, чтобы она просила их у своего муженька, который к ней приезжает и даже остается у них с ночевой. А она только сейчас поняла, с кем она живет, а это обычный альфик, который соблазнил ее, а потом тянул с нее их, а сам итак зарабатывал достаточно, но он их никогда не тратил, а брал только у нее, а сейчас у него столько их, а он тоже не может понять, почему, когда он их берет, ему становится не по себе, и потом он не может ничего с собой поделать, а просто лежит и ничего не совершает. А еще, сейчас и он понял, что их надо вернуть ей, потому что чем больше они находятся у него, тем сильнее ему хочется быть с ней, потому что она ушла от него, а сама такое ему сделала, что сейчас он всего боится, потому что она ему сказала, что расскажет об этом тем, с кем она встречается, а это потные мужланы в своих авто, и скажет им, чтобы они сделали из него бюштекс, а потом забрали у него все их, а он, когда узнал об этом, то сам пришел к ней, и отдал все их ей, а она сказала, что он еще должен ей за моральный ущерб, а он стал так смеяться над ней, что снова забрал их, а сам так испугался, что на следующий день приехал к ней, и отдал все их, а свой процент перевел ей на сберегательный счет, который она открыла, чтобы отмыть все их. А еще, сейчас у нее снова есть они, но она поняла, что ей нужно вернуть их все, тому, кого она всегда знала, а он никогда бы не подумал, что она на такое пойдет, а она уже сама все поняла, но все равно не хочет расставаться с ними, а у нее их около трех тысяч долларов, только не трех, а трехсот, да, сейчас верно. А еще, он посмотрел сколько это в рублях, а сам так подумал, что их бы ему хватило. А она, сказала, что их она больше не отдаст никому, а сама поняла, что она потеряет намного больше, потому что для него они будут, как съездить один в раз на Мальдивы и пожить там в нормальных условиях. А она, сейчас слышит это, а сама уже поняла, что скоро у него их будет очень много, а она так хочет их вернуть, но я ей это уже не дам совершить, потому что она должна была ему еще больше их, а вместо того, чтобы их отдать мне, она отдала этому пидорасу в очках, который не потратит их и за две своей жизни, потому что он даже не понимает, для чего они ему нужны. А сейчас он услышал, как я его назвал, а сам так злиться на меня, но больше у него не пройдет то, как я ему разрешил себя ударить, когда я был очень дохлым, только не тем, кем вы подумали, но из-за своей болезни я еле стоял на своих ногах. А он это знал, и набросился тогда на меня, а потом с ним за это такое сделали, что он так стал бояться того, кто это совершил, а я тогда подумал, что за это я его изобью, а это сделал один из его коллег, а он так и не понял из-за чего тот, набросился на него, а потом он ему сказал, что он очень захотел это сделать, а, когда сделал то ему стало очень приятно. А тот, только потом понял, что с тем, кого он ударил больше делать так нельзя, потому что он сделает так, что его могут стереть в порошок. А Ингв.Ан., до сих пор не понимает, что она заработала их на моем даре, который я получил, а сама могла бы также писать, но не как я, а как ты — Ингв.Ан. Но ты больше не можешь ничего писать, как это могла раньше, а просто сидишь, а сама не понимаешь, почему у тебя не получается больше ничего написать, а раньше у тебя столько мыслей было, которые ты променяла на тех, которые сейчас лежат возле тебя, но ты больше не писать, не говорить на их языке, как это могла раньше, сейчас уже не получается. А Я тебе сразу сказал, что ты потеряешь еще больше, а ты так тогда смеялась, а сейчас так плачешь, потому что уже поняла из-за чего ты не можешь больше быть такой, какой была до того, как стала зарабатывать на таланте другого существа. А сейчас ты это поняла, но от них ты не откажешься больше, потому что они для тебя главнее того, что я у тебя забрал. А тот, кто это пишет, так смеется с тебя, потому что он бы никогда не стал брать то, что ему не принадлежит, а еще в добавок терять то, чего он уже достиг, и он понял о чем я. Да, он однажды сделал так, а потом не мог их потратить, а, когда потратил, то был в таком дурном состоянии, что больше не стал так поступать, а я тогда у него кое-что забрал, а это его силу. Да, сейчас она снова у него есть, но он жил без нее очень долго, а сам так и не понял из-за чего я так сделал, а она это сразу поняла, а, когда у него было их много, то он столько ей дал, а еще сознался, что он тогда стащил у нее их, а она так с него смеялась, а самой было так хорошо, потому что он ей дал ей в сто раз больше, и у нее они до сих пор есть, но она уже не такая симпотная, как была тогда, но она так хочет, чтобы он снова пришел к ней, а сама понимает, что он уже не сможет с ней это делать, потому что она один раз увидела его с другой, а сама так разозлилась, что у него потом не стоял он, а он, когда узнал об этом, то больше не стал ходить к ней, а та, так плакала, но сделать уже ничего не могла, а скоро у него опять он будет таким-же, как полено, а это невероятно большим, а еще твердым, а я хотел сказать так, как, когда-то говорил он, а я так смеялся над ним, а потом про это узнал его кореш Ф.С., и так смеялся с него, а я ему сказал, что он сам раньше так думал, а, когда осознал, то также ржал, потому что дерево тверже того, о чем он думал. Но я об этом не хочу больше писать. А закончу я на том, чтобы вы не брали того, что не ваше, а также никогда не делали плохо тем, которые всегда желали вам только всего самого доброго, как это всегда делал тот, кто это строчит, а Тер, никогда ему не желал такого, а сам так смеялся над ним, а сейчас он знает, что я все понял про него, а этот чмырь еще приехал вчера к нам, а сам так хотел увидеть меня, что сделал так, чтобы я его увидел, а он тоже видел нас, а сам шел и не понимал отчего ему так не по себе, а когда приехал к себе, то больше не мог пошевелить ни ногой, ни коленом, ну вы поняли, да — ни ногой. Я специально так пишу, чтобы было не так, как вы этого ждете. А не мог он пошевелиться, потому что он очень устал, а сейчас он уже не такой сильный, как был тогда, когда он дружил с нами, потому что я тогда все ему давал, а он даже и не понимал из-за чего ему все так легко дается, а сейчас он уже осознал из-за чего, а сам уже не может вернуть все вспять, чтобы он снова был таким сильным, каким всегда себя считал, а больше этого я ему не дам или не позволю. А еще, он сам уже это осознал, а сам так рад этому, потому что думает, что, когда я его увижу, то буду так смеяться над ним, а он опять станет невероятно силен, как это было очень давно, а я уже понял про что это. Но больше я с ним не буду ни гулять, ни тем более общаться, потому что он самый обычный чмо, каких в нашем мире великое множество, только я хотел по-другому написать, а это, что он больше не будет таким, каким был все то время, что я не помнил, какой он на самом деле, а он обычный — чмошник. А на этом я заканчиваю, а они сейчас так радуются, что у них они есть, а мне еще смешнее с этого, потому что я знаю, что самое главное, а это то, как ты себя чувствуешь, а не то, сколько у тебя тех, что хранятся в их кошельках. Конец конца, но не конец начало, а еще не пишите мне больше, потому что я вам ничего не отвечу. Зе Енд.

Оставьте комментарий