Не думайте, что сможете меня победить

Сегодня мы расскажем вам о том, что будет со всеми вами, когда я стану менять эту землю, только она уже не земля, а планета — Венеры. Да, все именно так, а еще у меня сейчас нет того, что мне необходимо, а это моей силы, потому что после этих таблеток, я начинаю дуреть, но скоро они не смогут так воздействовать на того, кто это пишет. А также, я очень хочу, чтобы вы поняли, что я ничем не болен, а та, которая стала моей ма., до сих пор этого не может осознать, а сама так хочет, чтобы я их не принимал. А сегодня, я сам ей сказал, чтобы она не давала мне больше их, а она была так рада, что услышала меня, а сама вместо того, чтобы их не давать, стала писать письмо, чтобы их ей дали, а те, которые я принимаю, она будет давать мне до конца моей жизни. А, когда увидела меня, то уже сама поняла, каким я становлюсь после их применения. А сама, сейчас так рада, что я всегда таким буду, потому что к ней уже подходило на ул., много их, и все они интересовались, когда она перестанет давать их тому, кто это делает. А еще, она уже сама этого не хочет, потому что поняла, как они действуют на того, кем она хочет стать, а она этого хочет уже давно, а сама так и не понимает, кем она была в прошлой жизни. А была она, тем, кого распяли на кресте. Да, она была в то время — им, тем, кого вы сейчас увидели в своем пространстве. А также, она так хочет, чтобы они всегда так действовали на меня, а сама не может понять, как это плохо, когда тот, кому она их дает, целыми днями лежит, а сам так хочет по-настоящему жить, а она этого не понимает. А еще, скоро она сама это пойдет, потому что она тоже хочет их попринимать, только после их применения, она больше не сможет ни встать, ни есть, а тем более ходить так, как она сейчас это делает. А также, я ей уже говорил, чтобы она не звонила тому, кто ей сказал их пить вместе с тем, кто это делает, а она так на него смотрела, а он сам сказал, что вы сами нуждаетесь в лечении, а она встала и ушла, а потом вспомнила, что я ей говорил, а она так и не поняла, что творится с нею. А она уже сама давно больна, только у нее психические отклонения. А еще, она так хочет, чтобы я всегда был таким, а это, чтобы я ничего не делал, а она все покупала для того, кто это пишет. А потом, так злится, когда он ее просит сделать ему то, что может сделать сам, а сам ей так и говорит, что это ты сама приучила меня к этому, а сейчас требуешь того, чего я уже не могу сам делать. И еще, если она по прежнему будет давать мне их, то ей будет становиться от этого так плохо, что она больше мне их не будет давать. Да, я уже это сделал, а она не понимает, почему, когда она мне их дает, то потом не может ни сесть, ни встать со своего дивана, а сейчас ей тоже плохо, но она так и не может понять от чего, а я ей уже прямым текстом объясняю, что ты будешь чувствовать себя так всегда, пока будешь давать мне эти лекарства, которые вообще нельзя выпускать или давать тем, у кого нет ума, т.е. те, которые не могут сами ничего осмыслить, а просто бегают и пинают всех подряд. Да, вот для таких, они в самый раз, но не для того, кто это пишет, и уже давно получил все, что пожелает, если бы ты не давала ему их, а ты сейчас это слышишь, а сама не можешь понять, откуда это идет. А еще, ты сама скоро будешь всегда себя так ощущать, а, когда не будешь их ему давать, то будешь очень хорошо себя чувствовать. Да, я могу сделать, чтобы он после их применения, тоже был бодр, но я хочу, чтобы это поняла она сама, потому что она так уверена, что я сейчас такой, только благодаря тому, что пью эти препараты. Да, она сама вообще не может понять, что от них я бы не стал таким сильным, как это заметил О.Н., когда я подошел к ним, а В.В., тоже это заметил, а потом так хотел мея пригласить к себе в охрану, а сам так и не мог понять, почему он не смог этого выговорить, а потом понял, что перед ним был очень опасный челик. Да, все правильно, а еще он сейчас так смеется с того, как я его назвал, а это — челиком, а еще он всегда был таким, а потом, стал другим, и все стали с ним общаться, а до того, все его побаивались. Да, уже очень скоро, он не будет принимать этих лекарств, потому что он уже долгое время находится под их воздействием. А еще, ему сейчас так смешно, потому что он увидел меня, как я ему говорю, как это совершить, но вам я не буду об этом рассказывать. А также, я так хочу, чтобы он ходил по тем адресам, которые я ему скажу, а сам будет у них столько брать, что они так будут на него глазеть, а самим будет так хотеться посидеть вместе с ним, или просто побродить. Да, сейчас, кто-то из них это услыхал, а сам так не хочет, чтобы я пришел к ним, а еще мы будем ходить вместе, по-этому. когда мы придем к ним. А также, я больше не буду с ними сюсюкаться, потому что, если они будут делать вид, что меня не знают, то я буду их делать такими, какими они всегда боялись стать, а потом сразу уходить от них. А они это уже поняли, но все равно думают, что я им ничего не смогу сделать, а я сейчас одному из них кое-что сделаю. Да, я только что это проделал, а он уже понял, что сейчас его голова не на месте, а он уже готов мне их вернуть, а также, он считает, что это мои они, а не его, потому что я сейчас дал ему это понять, а он так смотрит на того, кто это сделал, а сам так хочет приехать к нему и отдать их все, а это около двух миллиардов рубликов. А еще, он уже не понимает, где он, а я ему сразу сказал, чтобы он не делал мне ничего, а он сегодня все свое время рисовал на мне один предмет, а потом сам стал таким, каким хотел сделать того, кто это пишет, а еще я ему свернул его головку, и он уже не может нормально с этим жить, а все из-за того, что он не стал отдавать мне то, что я ему, когда-то дал, а сам сказал, что он потом будет платить мне проценты с его дела, которое он создал на мои — их. А еще, он сейчас думает, что я буду с ним, но он так и не понял, что Тот, Кто Всем Верховодит, никогда этого не сделает, а вот он сейчас такой будет всю свою оставшуюся житуху. А у меня на этом все, и больше не пытайтесь мне насолить, потому что сами получите это, а еще много чего, что сделает вашу жизнь невыносимой. Конка хистор.

Оставьте комментарий