Мы ходили гулять, когда были детьми

В этой статье я расскажу вам о том, что с вами будет, если вы перестанете выходить из дома, как это делаю сейчас я, но только я не хожу никуда, потому что я очень слаб, только я хотел сказать по-другому, а это то, что те таблетки, которые мне дают создают в моей сущности изменения на внутреннем уровне, и они не дают мне силу, а наоборот забирают ее. А еще меня это больше не заботит, потому что скоро они не смогут воздействовать на меня, потому что я создаю такое состояние, которое будет убирать свойство этих таблеток для моего организма. Да, именно так, потому что я не потерплю того, что со мной сейчас происходит, а это то, что какие-то жалкие таблетки диктуют мне их условия, а это сидеть и ничем не заниматься, кроме, как смотреть фильмы и слушать музыку. А еще я скоро стану таким сильным, что меня не будет брать ни что, что есть в этой планете, потому что потом меня будут травить и убивать бессчетное количество раз, но Тот, Кто Управляет Мной, не допустит им это сделать, поэтому Он сейчас тренирует меня, когда дает эти лекарства мне, а потом смотрит, как я от них исцеляюсь. Но пока я ничего не делаю, но это не так, потому что я постоянно что-то делаю, а еще сейчас я сам хочу их принимать, чтобы посмотреть, насколько быстро я начну восстанавливаться. А еще мне уже все надоело, но это не так, потому что я буду бороться до конца, только не до конца, а до завершения моей миссии на этой планете. А еще я хотел сказать, что эта планета заселена разными сущностями из разных миров, и мы видим их постоянно, но никогда бы не подумали, что они не такие, как мы. А еще, сейчас я подумал об одном мальчугане, который хочет казаться деловым, а сам так нелепо выглядит, что мне всегда смешно смотреть на него, а ему всегда интересно наблюдать за мной. Да, это так, потому что он всегда перенимает что-то от себя и пытается это дать мне, только наоборот он пытается, что-то взять у меня, и перенять себе, потому что я для него такой, о котором в его классе говорят — гопник. Да, именно так, и это сказала уже его мама, когда они говорили обо мне, а еще они все помнят, что со мной было в те далекие двадцатые годы, когда я был самым крутым среди всех, и подчинил себе весь Прим.Край. Да, это все правда, и, когда он это узнал, то стал так смотреть на меня, а сам думал, как-бы мне с ним поближе познакомится, чтобы он защищал меня от тех, кто надо мной смеются в том училище, которое он посещает. Да, он уже давно закончил школу, и сейчас учится на электро-монтажника, а сам хочет жить такой жизнью, про которую ему рассказывали его родители и где главным героем был тот, на кого он всегда равнялся, а, если ему становилось не по себе, то он вспоминал того, кто сейчас это пишет, и ему становилось намного лучше. А еще он никогда не здоровался со мной, а сейчас здоровается, но я это не ощущаю, да, он хочет сказать мне, что он всегда говорит — привет, но тот, кто это пишет, никогда этого не замечает, а, если честно то он, всегда здоровается, просто он делает это про себя. Да, такие люди есть, и он один из них, ему и другие как-то говорили, почему он с ними не здоровается, а он всегда говорит, что я здороваюсь, но вы этого не слышите. А еще он так хочет прийти ко мне домой и посмотреть, как я живу, потому что им всем говорили, что мы живем, как олигархи, да, такой слух давно гуляет в нашем доме. А еще, они говорят, что мы заработали все это честным трудом, потому что многие видели того, кто это пишет, как он таскал ящики с фруктами в те времена на разных овощных базах. А еще многие хотели нас ограбить, но, когда они думали об этом, им становилось очень страшно, и они никогда не хотели это совершать, а тот, кто это пишет, однажды почувствовал, как к нему из крыши не спустился один бандюга, который хотел тогда ограбить их, только не их, а того, кто это пишет. А в самый последний момент, и ему стало не по себе, а точнее, он не смог пошевелить ни ногой ни рукой, и ели слез с крыши и пошел к себе в берлогу, он так называл свою хату. А еще таких было много, но всегда они чего-то начинали бояться, а однажды они залезли к нам в квартиру, когда нас не было, но на них нашел такой ужас, что они тут-же выбежали из нее, и побежали куда глаза глядят. А еще таких случаев было много, но об этом я не буду вам рассказывать, а закончу на том, что, чтобы вы не делали не пытайтесь сделать то, за что потом будете долго сожалеть и каяться, только не каяться, а очень бояться, что с тобой будет, когда тот, кому ты хотела сделать обрезание, сделает это не только тебе Юр.Нат., но и всем твоим знакомым и родным. А сейчас она поняла, что я узнал об этом, и она так хочет сказать мне, чтобы я приехал к ней, и оттрахал ее, как сам это пожелаю, а она только и будет ждать момента, когда я отключусь, а потом сделает то, ради чего она до сих пор живет. И она такая уверенная, что Я позволю ей это сделать, и сейчас Я показал ей, что будет с ней и ее приемным сыном Артемием, она всегда так считала, потому что она не могла иметь детей, и она кое-что сделала, чтобы родить его. А сделала она вот что, она взяла и влила в себя семя того, кто хотел утаить от меня мои же сбережения, которые я дал ему их на хранения. Так, вот она влила его семя в себя, и забеременела, а сейчас так жалеет об этом, потому что она не может нормально с этим жить, и хочет, чтобы я как можно скорее сделал ее такой, какой она была раньше, а это очень сильно и властной. Да, именно такой. А еще она уже не хочет делать мне сами понимаете что, а просто хочет, чтобы я приехал к ней, задрал ей юбку, и оттрахал ее на их кухни, где она всегда это делает. А еще скоро она сама позвонит мне и пригласит меня в одно место, но она так и не поняла, что больше к ней я не поеду, когда узнал, что она хотела со мной сделать, потому что она и делала это со мной, а потом я стал этого бояться. Да, это была она, а еще она так смеялась надо мной, когда я начал бояться этого, потому что она знала, что я только приближу себя к этой ситуации, а сейчас такое творится с ней самой, и ей кажется, что скоро я приду, и вырежу у нее ее мохнатку между ее ног, а сама думает, чтобы я сделал ей также, как много лет назад в машине, которую я взял специально, чтобы приехать к ней и выебать ее в ней. А она была такая злая на меня, что искусала все мое тело, а потом лежала в таком блаженстве, а я испытывал такие боли по всему своему телу, а потом я ей сказал, что больше я не буду ее трахать, потому что мне сейчас плохо, а ей было так стыдно за это, что она выбежала из машины и побежала от меня, потому что я ей показал то, что он сделает с тобой, когда узнает, что ты хотела с ним сделать. А она хотела, чтобы я заболел тем, чем болела тогда она сама, а после того, как я с ней переспал она тут-же похорошела и выздоровела, а я взял ее болезнь с которой потом жил долгое время, а недавно я исцелил себя от нее, потому что из-за нее я плохо ходил в туалет по маленькому. А еще она так и не поняла, что я хороший, а не такой, каким она всегда меня считала, и говорила всем, что это Тот, Кто Всем Управляет, но на него никто не смотрит. А еще на меня смотрят все и эта девушка тоже, и ей было так непривычно, когда она увидела меня, как я смотрел на нее, а потом она отвернула взгляд и ей стало так больно, что она не улыбнулась мне и не сказала привет, я знаю тебя, и все мы тебя знаем, но не подаем вида, потому что нам потом за это будет очень больно, и те, кто послал нас сюда, выгонят нас с этой планеты, где есть все, о чем можно только мечтать. И еще не думайте, как-бы причинить мне боль, потому что тогда я вам сделаю так, что вы запомните это до самого вашего последнего вздоха, а я все равно буду таким, каким всегда был, а это веселым и задорным. А еще та девушка, так хотела со мной поговорить, но не смогла ничего сказать, а, когда я ушел ее мама представила себе, что-бы я делал, если бы я пришел к ним домой, а ее дочки не было, но была она. И она стала в деталях представлять, как бы я медленно приспустил с нее трусы, и медленным движением вошел в нее своим 20 см. хером, а она бы так стонала, и изворачивалась, что ей и в правду стало казаться, что это происходит, а потом ей стало так хорошо, и она так жалела, что не дала свой номер телефона, а она так этого хотела, что стало плакать, когда они возвращались со своей дочкой к себе домой, где ее муж не трахал ее уже несколько недель. А Я ей сразу тогда сказал, что ты понравилось ему, и, если придумаешь, как обменяться телефонами, то потом тебя он будет так трахать, что ты потом будешь летать от удовольствия и ласки, которую он будет тебе давать. А у меня на этом все, и любите своих женщин, также, как тогда, как вы их только увидели. Конец записи.

Оставьте комментарий